The largest companies of Russia are preparing for the digitization of assets | Крупнейшие компании России готовятся к оцифровке активов

Криптометалл

Крупнейшие компании России готовятся к оцифровке активов

Запуск корабля Crew Dragon, разработанного компанией Илона Маска, по сути, оформил старт новой космической гонки между Россией и США. У нас остаются шансы сохранить своё место среди стран-лидеров, и хочется сказать то же самое о других перспективных отраслях. Но пока наши соседи и соперники внедряют цифровые финансовые активы (ЦФА) в свою экономику, Россия как будто топчется на месте. Проект закона о ЦФА был принят в первом чтении в мае 2018 года, второго до сих пор не было. Неужели мы снова безнадёжно отстанем, как это случилось в своё время с микроэлектроникой?

Такими темпами нам скоро придётся догонять не продвинутые страны вроде США, Японии и Южной Кореи, а Белоруссию и Казахстан. При всём уважении к обоим государствам, отставание от них в сфере информационных технологий может оказаться для России болезненным. Да и без всяких соревнований мы видим ситуацию с ценами на нефть и понимаем, что санкции никто не отменит. ЦФА могут дать экономике новый импульс к росту, хотя месяц назад у нас их хотели чуть ли не запретить.

Промедление смерти подобно

Для формирующейся в стране криптоиндустрии это означало бы не столько смерть, сколько иммиграцию. Так уже было 30 лет назад, когда мы окончательно отстали от мира в производстве компьютерного железа и создании операционных систем. Как бы не пришлось снова сокрушаться об утечке мозгов за границу, ведь у нас разрабатывают не только программное, но и аппаратное обеспечение для хранения токенов. В индустрию уже вовлечены тысячи молодых специалистов, которых с руками оторвут в Силиконовой долине.

Но не будем рисовать мрачные прогнозы. Похоже, что новости об успехах соседей вернули законодателей в суровую реальность. В середине июня председатель думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков сообщил, что закон готов к принятию. В проекте документа удалось сблизить позиции государства и бизнеса. Правда, пока речь идёт только о цифровых активах – токенах. Для криптовалюты, к которой относят знаменитый биткойн, необходим отдельный закон, и, судя по всему, появится он не скоро.

Хочется верить, что закон о ЦФА будет принят в России до конца весенней сессии Госдумы (продлена до 2 августа из-за COVID-19). Новости от соседей выглядят впечатляюще. Казахстан в течение трёх лет намерен привлечь в свою экономику 740 млн долларов посредством криптовалют. В Белоруссии, где они легализованы с 2017 года, могут разрешить банкам самостоятельно выпускать токены, которые будут продавать иностранным резидентам за валюту. А мы-то чего ждём?

Чтобы понять масштабы грядущих изменений в финансовой сфере, стоит разобраться в том, как это устроено. И главное: что привнесут цифровые финансовые активы в экономику страны?

Оцифровка металлов, алмазов и зерна

По своей сути токен – это контракт, содержащий ряд условий, например обязательство на поставку товара или владение акциями компании. Информация о таком контракте записывается в блокчейн – систему, построенную по принципу распределённого реестра. Если не вдаваться в подробности, то для изменения данных в подобной системе придётся менять всю цепочку, звенья которой находятся на независимых друг от друга компьютерах. Эту технологию активно используют для защиты электронных документов от подделки.

Так вот, токенизировать – выпускать цифровые активы, удостоверяющие права на реальный актив, – можно что угодно. В начале этого года президент и крупнейший совладелец «Норникеля» Владимир Потанин сообщил о разработке собственной цифровой платформы для торговли токенами, которые обеспечены биржевыми товарами, в том числе металлами, произведёнными компанией. Платформа получила одобрение Банка России и успешно прошла тестирование. Войти в жизнь она сможет после того, как у нас в стране появится государственное регулирование выпуска и оборота цифровых активов.

Немецкий производитель автомобилей, компания Audi, готовит к выходу на европейский рынок новый купеобразный кроссовер Q5. Официальная премьера новинки назначена на будущую осень.

Важный момент: цифровые активы/товары/валюты на блокчейне у многих ассоциируются с биткойном, о перспективах существования которого спорят чем дальше, тем больше. Однако стоимость этой самой популярной в мире криптовалюты зависит лишь от ожиданий покупателей. Верят – растёт, не верят – падает. Мы же здесь говорим о криптоактивах, обеспеченных настоящими материальными ценностями.

Скорее всего платформа «Норникеля» станет первым масштабным российским проектом как по токенизации, так и по промышленному применению технологии распределённого реестра. Но есть и другие инициативы. Например, в конце прошлого года Национальный расчётный депозитарий (принадлежит Мосбирже) и Россельхозбанк объявили о планах по выпуску зерновых токенов. Таким образом они наладят учёт запасов на шести крупных элеваторах в разных регионах страны. Технологию решили внедрить после того, как Московская биржа вы­явила пропажу зерна, выступавшего обеспечением сделок на 2,4 млрд рублей. После токенизации зерна учёт станет более прозрачным, а покупатели смогут приобретать дробные партии этого товара. Мы говорим об этом проекте в будущем времени, поскольку технически он вроде как полностью готов, единственный барьер для старта – отсутствие закона о ЦФА.

Ещё один близкий к жизни проект токенизации в нашей стране, судя по сообщениям в открытых источниках, готовит «Росгеология» совместно с платформой Huobi. Речь идёт об «оцифровке» залежей золота и алмазов, в дальнейшем эта практика может распространиться и на другие полезные ископаемые.

Кому, как не нашей стране с её богатейшими недрами, стать идеальным местом для токенизации реальных активов. Появление регуляторных рамок, соответствующих лучшим мировым стандартам, способно дать России дополнительные козыри в торговле биржевыми товарами. Это не только избавление цепочек поставки от лишних посредников, но и новые потоки финансирования для крупных промышленных корпораций, что существенно снизит нагрузку на государственный бюджет.

Не загонять в тень

В начале статьи мы упомянули, что закон о криптоактивах разрабатывают в России не первый год. Можно было бы сделать одновременно с теми странами, которые подобное регулирование уже ввели. Но есть и другая сторона медали: в большинстве государств статус цифровых активов и криптовалюты до сих пор законодательно не определён. Это значит, что при определённых усилиях наша страна может оказаться в этом плане впереди всей планеты. Ни для кого не секрет, что многие криптоинвесторы из России работают исключительно на иностранных площадках, да и промышленные предприятия пока вынуждены искать варианты токенизации российского сырья за границей – в Швейцарии, Эстонии, Гибралтаре. Если понятное и разумное законодательство позволит им вернуться домой, они привезут не только свои деньги, но и толпы иностранных инвесторов, готовых вложить деньги в отечественную экономику.

Худшее, что может случиться сейчас, – это новые запреты, особенно применимые к криптовалюте вроде всё того же биткойна или эфириума. Запретив оборот и добычу этих цифровых монет, государство может попросту отдать перспективную отрасль на откуп теневому сектору. Как минимум деньги из страны начнут уходить на белорусскую биржу, а там как будто только этого и ждут.

Конкретно

Ещё один шанс российской криптоиндустрии может быть связан с войной, которую объявила проекту Павла Дурова Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC). Он планировал создать на базе сети TON новую криптовалюту под названием Gram. В 2018 году компания Дурова провела первичное предложение токенов Gram инвесторам и собрала 1,7 млрд долларов. Ожидалось, что проект будет запущен в октябре 2019 года, но вмешательство SEC вынудило его закрыть. Американские чиновники, по сути, приравняли токены Gram к классическим ценным бумагам с распространением на них соответствующих норм регулирования. Главной фишкой этого проекта должна была стать скорость транзакций. Если сеть Bitcoin может обеспечить 7 транзакций в секунду, а эфириум – 15, то в случае с Gram речь шла о миллионах (!) операций в секунду. Разработчики предполагали, что он станет криптоаналогом систем Visa и MasterCard. Поскольку после закрытия проекта головы у них остались на месте, хочется представить, что однажды их идеи будут реализованы в России.

Cryptometer

Крупнейшие компании России готовятся к оцифровке активов

The launch of the Crew Dragon, developed by Elon musk, in fact, formalized the start of a new space race between Russia and the United States. We still have chances to save their place among the countries-leaders, and I want to say the same thing about other promising industries. But as our neighbors and rivals are introducing digital of financial assets (CFA) in its economy, Russia as if marking time. The draft law on the CFA was adopted in the first reading in may 2018, the second still was not. Are we hopelessly fall behind again, as happened in his time with microelectronics?

The pace we shall not catch up with advanced countries like USA, Japan and South Korea, and Belarus, and Kazakhstan. With all due respect to both countries, they lag behind in the field of information technology can be painful for Russia. And without any competition, we see the situation with oil prices and we understand that no sanctions will cancel. A CFA can give the economy new impetus to growth, although a month ago we wanted them to almost be banned.

He who hesitates is lost

For the emerging country of kriptonyte would mean not so much death, as immigration. So already 30 years ago, when we were finally behind the world in manufacturing of computer hardware and creation of operating systems. It would not have had again to lament the brain drain abroad, because we are developing not only software but also hardware storage tokens. The industry has engaged thousands of young professionals who would kill to have in Silicon valley.

But let’s not paint the dire predictions. It seems that news about the successes of the neighbors returned the lawmakers to the harsh reality. In mid-June, the Chairman of the Duma Committee on financial market Anatoly Aksakov reported that the law is ready for adoption. The draft document was able to bring closer the positions of the state and business. However, while we are talking only about digital assets – tokens. For cryptocurrency, which include the famous bitcoin, you need a separate law, and, apparently, he will appear not soon.

I want to believe that the CFA act be adopted in Russia until the end of the spring session of the state Duma (extended to August 2 due COVID-19). News from neighbors look impressive. Kazakhstan in the next three years intends to bring to its economy of 740 million dollars via a cryptocurrency. In Belarus, where they have been legalized in 2017, may allow banks independently to produce tokens that will sell to foreign residents for the currency. And we are waiting for?

To understand the magnitude of future changes in the financial sector, it is necessary to understand how it works. And most importantly: what will bring digital of financial assets in the economy?

The digitization of metals, diamonds and grain

Essentially the token is a contract that contains a number of conditions, such as the obligation for the supply of goods or ownership of shares of the company. The information on this contract is recorded in the blockchain system, built on the principle of the distributed registry. If you do not go into the details, then changing the data in such a system will have to change the whole chain, links of which are independent from each other computers. This technology is widely used to protect electronic documents from tampering.

So, tokenservice – to produce digital assets certifying the right to real asset – can be anything. Earlier this year, the President and the largest co-owner of Norilsk Nickel Vladimir Potanin reported the development of a proprietary digital platform to trade tokens that are secured with commodities, including the metals produced by the company. The platform received the approval of the Bank of Russia and successfully tested. To enter into life she’ll after us there will be state regulation of manufacture and turnover of digital assets.

German car manufacturer, Audi, is preparing to enter the European market new kupeobrazny crossover Q5. The official premiere of new items scheduled for next autumn.

Important point: digital assets/goods/currency on the blockchain many associated with bitcoin, on the prospects of existence of which we argue the more, the more. However, the cost of this the world’s most popular cryptocurrency depends only on the expectations of customers. Believe growing, I do not believe it falls. We are talking here about scriptactive secured by real material values.

Most likely platform of «Norilsk Nickel» will be the first large-scale Russian project as tokenization and industrial application of distributed registry. But there are other initiatives. For example, at the end of last year, the national settlement Depository (owned Mosbirzhe) and the Russian agricultural Bank announced plans for the production of grain tokens. Thus they will establish inventory on six large silos in different regions of the country. Technology decided to implement after the Moscow exchange has revealed the loss of grain, who secured transactions 2.4 billion. After tokenization grain accounting will become more transparent, and buyers can buy fractional parties this product. We’re talking about this project in the future tense, because technically he’s, like, totally ready, the only barrier to start – the absence of a law on a CFA.

Another close-to-life project tokenization in our country, according to reports in open sources, preparing a «Rosgeologiya» in conjunction with the platform Huobi. We are talking about the digitization of deposits of gold and diamonds in the future, this practice may spread to other minerals.

Who, if not our country, with its rich natural resources, a perfect place for tokenization of real assets. The emergence of a regulatory framework consistent with best international standards, capable to give Russia additional bargaining chips in trade with commodities. It is not only the deliverance of the supply chain from unnecessary intermediaries, but new funding streams for large corporations, which will significantly reduce the burden on the state budget.

Not to drive in the shade

In the beginning of the article we mentioned that the law on scriptactive develop in Russia not the first year. Could be done simultaneously with those countries that such regulation is already introduced. But there is another side to the coin: in most States, the status of digital assets and cryptocurrencies are still not legally defined. This means that with some effort our country can be in this respect ahead of the entire planet. For anybody not a secret that captainvalor from Russia work exclusively to foreign sites, and industrial enterprises are forced to look for options tokenization Russian raw materials abroad – in Switzerland, Estonia, Gibraltar. If clear and reasonable legislation will allow them to return home, they bring not only their money, but the crowd of foreign investors willing to invest in the domestic economy.

The worst that can happen now is new restrictions, especially applicable to bitcoin like all the same bitcoin or Ethereum. Banning the trafficking and production of these digital coins, the government could simply give promising industry at the mercy of the informal sector. At least the money out of the country will go to the Belarusian stock exchange, and there as if just waiting for this.

Specifically

Another shot of the Russian kriptonyte can be associated with the war, which announced the project of Pavel Durov , the Commission on securities and stock exchanges of the USA (SEC). He planned to create a network based TON a new cryptocurrency called Gram. In 2018, the company completed an initial Durov offer token Gram to investors and collected $ 1.7 billion. It was expected that the project will be launched in October 2019, but the intervention of SEC was forced to close it. American officials, in fact, equate tokens to the classical Gram securities distributed to their respective regulations. The main feature of this project was to become the transaction rate. If Bitcoin can provide 7 transactions per second, and the Ethereum – 15, in the case of Gram it was about the millions (!) operations per second. The developers assumed that he would become cryptomanager systems Visa and MasterCard. Because after the closure of the project heads have remained in place, I want to imagine that one day their ideas will be implemented in Russia.

Источник versia.ru