«Одна война»: стратеги США определили главного врага

«Одна война»: стратеги США определили главного врага

США переходят к новой концепции для противостояния «великой державе»

Отдел «Армия» 31.08.2019, 15:27Главной задачей Стратегии национальной обороны (СНО) США признана межгосударственная стратегическая конкуренция. Во многих отношениях усилия Америки теперь можно охарактеризовать как попытку преодоления растущего кризиса «стратегической несостоятельности» и выйти из «периода стратегической атрофии», чтобы подготовиться к войне с «великой державой». Этой державой будет Китай, а не Россия, считают авторы СНО США.

В Стратегии национальной обороны Пентагона прозвучал призыв уделить первостепенное внимание конкуренции великих держав и восстановить военную мощь Америки. Во многих отношениях эти усилия можно охарактеризовать как попытку преодолеть растущий кризис стратегической несостоятельности, следует из доклада «Предотвращение кризиса: американская стратегия, военные расходы и коллективная оборона в Индо-Тихоокеанском регионе» экспертов Центра исследований США из университета Сиднея.

Под сильным влиянием Джеймса Мэттиса, который руководил минобороны до 1 января 2019 года, и команды его соратников, главная цель предпринимаемых усилий была сформулирована следующим образом — вывести вашингтонский истеблишмент из-под стратегически недисциплинированного подхода к внешней политике и обороне.

В связи с этим в Стратегии национальной обороны (СНО) США четко говорится о наиболее важных угрозах, стоящих перед Америкой: «Межгосударственная стратегическая конкуренция, а не терроризм, является в настоящее время главной задачей национальной стратегии США».

Она должна стать главным организационным принципом для усилий Пентагона по выходу из «периода стратегической атрофии».
Ее авторы очень четко понимают, зачем нужна эта великая, по их мнению, стратегическая коррекция курса. Как заявил Джеймс Мэттис во время запуска стратегии: «Наше конкурентное преимущество ослабло во всех областях военных действий — в воздухе, на суше, в море, в космосе и в киберпространстве — и оно продолжает разрушаться, особенно в отношении таких великих держав, как Китай и Россия».

Среди основных причин сложившегося положения дел Стратегия национальной обороны США выделяет «отставание в закупках, готовности к боевому применению и модернизации» перспективного оружия для ВС США. В первую очередь это объясняется «неадекватными и не выровненными ресурсами». Помимо этого, отставание является следствием многолетнего конфликта на Ближнем Востоке. Подчеркивается, что исправить все это — серьезная военно-политическая задача.

Признавая, что «американские вооруженные силы не имеют предопределенного права на победу на поле битвы», Стратегия национальной обороны предупреждает, что политики должны будут сделать «трудный выбор», если США хотят успешно переориентировать свои вооруженные силы на долгосрочную стратегическую конкуренцию с примерно равными по силам противниками.

Одна война

В то время, как в Стратегии национальной обороны Китай и Россия фигурируют в качестве главных угроз, Китай изображается как более грозный фактор. Пекин, по мнению американских стратегов, безусловно, является наиболее серьезным вызовом интересам США в долгосрочной перспективе.

Его растущая сила лежит в основе общего акцента американской стратегии на усилении боевой готовности, боеспособности и новых возможностей в подготовке к будущим непредвиденным обстоятельствам. Предыдущие доктринальные документы до определенной степени также были направлены на то, чтобы сосредоточить оборонные ресурсы на стратегической конкуренции с Китаем, хотя и с меньшей ясностью и довольно ограниченными результатами.

Но сегодня это идет дальше, чем предыдущие документы по оборонной стратегии, особенно в диагностике проблемы, которую Китай ставит перед геостратегическим положением Америки.

Усиливая Стратегию национальной безопасности администрации Дональда Трампа, Стратегия национальной обороны утверждает, что

Китай использует свою военную модернизацию, которая ставит своей целью добиться «региональной гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе в ближайшей перспективе и сместить Соединенные Штаты с лидирующих позиций, добиться глобального превосходства в будущем».

Эта мрачная оценка намерений Пекина в сочетании с тем фактом, что Китай может уже в скором времени довести уровень своего военного и экономического потенциала для реального достижения этих целей, объясняет, почему Пентагон поднял проблемы сдерживания Китая до высшего уровня стратегических приоритетов Америки.

Китай является «главной угрозой» вооруженным силам США в плане ведения боевых действий высокой интенсивности, в то время как Россия, за исключением ее ядерного арсенала, представляет собой несколько менее сложную задачу и является преимущественно «игроком вето» в своем собственном регионе.

Из этого следует, что обеспечение благоприятного баланса сил в Индо-Тихоокеанском регионе для отражения возможной агрессии Китая имеет первостепенное значение для стратегии США.

Хотя в Стратегии национальной обороны не определены географические приоритеты, в отчете министерства обороны США по Индо-Тихоокеанскому региону за июнь 2019 года официально указывается, что Индо-Тихоокеанский регион является «приоритетным театром» Америки. Эта ясность в фокусе — важный шаг в политике Вашингтона.

«One war»: US strategists have identified the main enemy
Posted on August 31, 2019 by Andrey Vladimirovich
«One war»: US strategists have identified the main enemy

US moves to a new concept to confront the «great power»
Army Department 08/31/2019, 15:27 The main objective of the US National Defense Strategy (SSS) is recognized as interstate strategic competition. In many ways, America’s efforts can now be described as an attempt to overcome the growing crisis of “strategic insolvency” and emerge from the “period of strategic atrophy” in order to prepare for war with the “great power.” This power will be China, and not Russia, the authors of the US SSS believe.

In the Pentagon’s National Defense Strategy, a call was made to give priority to the competition of great powers and restore America’s military power. In many ways, these efforts can be described as an attempt to overcome the growing crisis of strategic insolvency, according to the report “Crisis Prevention: American Strategy, Military Expenditures and Collective Defense in the Indo-Pacific Region,” by experts from the US Research Center at the University of Sydney.

Under the strong influence of James Mattis, who led the Department of Defense until January 1, 2019, and his team of associates, the main goal of the efforts was formulated as follows — to remove the Washington establishment from a strategically unruly approach to foreign policy and defense.

In this regard, the US National Defense Strategy (SSS) clearly states the most important threats facing America: «Interstate strategic competition, not terrorism, is currently the main task of the US national strategy.»

It should become the main organizational principle for the Pentagon’s efforts to get out of the «period of strategic atrophy.»
Its authors very clearly understand why this great, in their opinion, strategic course correction is needed. As James Mattis said during the launch of the strategy: “Our competitive advantage has weakened in all areas of military operations — in the air, on land, at sea, in space and in cyberspace — and it continues to collapse, especially with regard to such great powers as China and Russia».

Among the main reasons for the current state of affairs, the US National Defense Strategy identifies “procurement lag, readiness for combat use and modernization” of promising weapons for the US Armed Forces. This is primarily due to «inadequate and not aligned resources.» In addition, the lag is the result of years of conflict in the Middle East. It is emphasized that to fix all this is a serious military-political task.

Recognizing that “the US military does not have a pre-determined right to victory on the battlefield,” the National Defense Strategy warns that politicians will have to make “difficult choices” if the US wants to successfully reorient its armed forces to long-term strategic competition with roughly equal strengths opponents.

One war
While China and Russia appear in the National Defense Strategy as the main threats, China is portrayed as a more formidable factor. Beijing, according to American strategists, is by far the most serious challenge to US interests in the long run.

Its growing strength underlies the general emphasis of the American strategy on enhancing combat readiness, combat effectiveness and new capabilities in preparation for future unforeseen circumstances. The preceding doctrinal documents have also, to a certain extent, been aimed at focusing defense resources on strategic competition with China, albeit with less clarity and rather limited results.

But today this goes further than previous documents on the defense strategy, especially in diagnosing the problem that China is facing America’s geostrategic position.

Strengthening the National Security Strategy of the Donald Trump Administration, the National Defense Strategy argues that

China uses its military modernization, which aims to achieve «regional hegemony in the Indo-Pacific region in the near future and remove the United States from a leading position, achieve global superiority in the future.»

This gloomy assessment of Beijing’s intentions, combined with the fact that China could soon bring its military and economic potential to realistically achieve these goals, explains why the Pentagon has raised China’s containment challenges to America’s top strategic priorities.

China is the “main threat” to the US armed forces in terms of conducting high-intensity military operations, while Russia, with the exception of its nuclear arsenal, is a slightly less difficult task and is predominantly a “veto player” in its own region.

It follows that ensuring a favorable balance of power in the Indo-Pacific region to reflect

источник